Работа №4 Ключ от дома.

Мы с Толиком-менеджером забежали в кабинет директора и едва успели захлопнуть дверь. За ней выла и бесновалась Вера Афанасьевна, главбух, раздирая черными когтями ДСП.

− Ванпалыч! − причитал Толик. − Р-р-раз – и пополам! Леночка – р-р-раз и…

− И нет Леночки, − подтвердила я. В дырявой двери уже можно было разглядеть скукожившуюся морду Веры Афанасьевны. Минута-другая, и нас с Толиком тоже не будет. Придется воспользоваться Ключом.

Я подошла к единственному дверному проему кабинета, в котором не маячила одержимая бухгалтерша, достала из кармана связку ключей, выбрала Ключ, вставила в замочную скважину и провернула.

− Быстрее! Сюда! − позвала я Толика и втолкнула его первым, а потом шагнула сама, закрывая дверь. Конечно, во имя сохранения своей тайны, я могла бы и оставить Толика на съедение озверевшей сотруднице, но хоть меня и называют бесчувственной, я все-таки не социопат. К тому же у меня был запасной вариант на этот случай.

− Это не туалет, − ошарашено заявил менеджер, разглядывая скромную прихожую, драные обои, двух наглых толстых котов и связанную лысую елку с остатками новогодней мишуры.

− Я ее выкину, − пообещала я, загораживая свидетельство своей лени. − Просто замоталась.

Толик прошел в комнату и ошалело посмотрел на неубранную кровать, как будто ни разу в жизни подобного не видел.

− Это кто тут живет? − наконец спросил он.

− Я, − честно призналась я.

− Ты живешь у Ванпалыча в туалете? − не понял он. Кажется, с мозгами у парня совсем туго.

− Вроде того, − уклончиво сказала я. − Ты тут пока посиди, а я позвоню.

− В полицию? Спасателям? Куда звонят в таких случаях?

Охотникам. За привидениями, блин.

− Да-да, им, − я быстренько прошуршала на кухню и закрылась там.

− Сереженька? − пропела я в трубку.

− О, нет, опять ты, − простонал из динамика знакомый голос. − Что опять?

− Ну, у меня, как бы, две проблемки, − ласково продолжила я, доставая пузырек из шкафчика и отмеряя капли над стаканом с янтарной жидкостью. − Одна побольше, она только что съела половину моего офиса. Одна поменьше, он все видел, а еще видел Ключ. Так что ты как-нибудь раздвоись и заедь ко мне на работу и домой. Адрес помнишь?

− Ты работаешь на Аэрофлотской в Красном? − уточнил охотник.

− Угу. А живу в Кировском, на…

− Я помню, жди.

Не успел Сережа бросить трубку, как на кухню, распугивая котов, ворвался Толик.

− Там подъезд! − сообщил он мне ошеломляющую новость.

− Где? − переспросила я.

− За дверью!

Диалог складывался идиотический.

− Толь, тебе надо выпить. Вот, а потом все толком объясни, − я протянула стакан. Толик осушил его одним глотком и начал рассказывать, что входная дверь моей квартиры ведет в подъезд. Поразительно!

Потом он присел. Потом сложил руки на столе и уронил на них голову. А потом мерзко захрапел. Звук был такой, будто лягушку пилят бензопилой.

Сережу пришлось ждать добрых сорок минут. И зачем им служебные авто выдают? Я бы пешком быстрее дошла, честное слово!

− Клофелинщица, − вынес вердикт охотник, глядя на храпящего менеджера. − Вот траванется кто-нибудь однажды, как выкручиваться будешь? Надо кончать с тобой цацкаться и сдать в полицию. Где ты вообще берешь рецептурные препараты?

− Сереж, у меня есть Ключ ко всем дверям, − терпеливо разъяснила я. − Он ведет откуда угодно куда угодно, я тебе не то что снотворное, я кило обогащенного урана могу через десять минут принести.

− Такое сокровище попало в такие безалаберные руки! − опять завел старую песню Серый. − С Ключом можно сделать… да все, что угодно! А ты как его используешь?

− А я его использую, чтобы на работу не опаздывать и вечером в пробках не стоять, − подхватила я. − И это лучшее ему применение. Еще скажи, что ты своим телекинезом ни разу пульт от телевизора не подманивал, когда лень вставать.

− Ладно, − успокоился охотник. − К тебе на работу выехала команда, а этого что?

− Как обычно, память подчистить и пусть гуляет.

− Кто б еще тебе память подчистил, − вздохнул Сергей, взваливая на себя храпящую толикову тушку.

− Удачи! − приветливо помахала я ему рукой.

Собственно, так мы с Сергеем и познакомились: моя бывшая соседка вдруг начала буйствовать с битьем тарелок о голову мужа. А когда сервиз закончился, приехали доблестные защитники в серой форме и сноровисто повязали соседушку. Серый тогда еще был совсем зеленым, он служил на подтанцовках у здоровенного седого мужика. Как такового знакомства и не произошло, но я запомнила этот случай. Представились мы друг другу только через год.

− Убей эту дрянь, − приказал Юрочка, мой Юрочка, ради него я была готова на все. − Добей ее, и я буду только твоим!

Я смотрела на женщину, скорчившуюся у моих ног. С ножа в моей руке капала кровь. Конечно, ее надо было убить. Раз Юрочка так решил, то надо. Я для него все сделаю! Но почему-то очень не хотелось. С усилием, будто плыву против течения, я подняла нож.

А дальше все завертелось. Дверь в квартиру выбили – вынесли вместе с косяком. Кто-то отнял у меня нож, подхватил под руки и поволок прочь, не обращая внимание на мои протестующие барахтания. Мужчина в сером бросился к Юрочке.

К Юрке.

К противному сынку моего начальника, скользкому типу с сальной ухмылочкой и потными ладошками, которые он постоянно распускает при виде молодых девушек.

− Какого?.. − непечатно выразилась я. Руки, держащие меня под мышками, разжались, и я плюхнулась на задницу у дверей лифта. Что вызвало новый поток красноречия.

− Теперь соображаешь? − спросил высокий блондин в форменной рубашке с уже виденным мной значком. − Как тебя зовут?

− Ася Громова, − пробормотала я, разглядывая кровь у себя на пальцах. − Что там произошло? Почему я накинулась на ту девушку? И кто ты?

− Сергей, − представился охотник. − Сергей Дольский. Тебя нужно отвезти в больницу, там тебе все объяснят.

Но никто мне ничего так и не объяснил. Я уснула сразу, как только моя голова опустилась на твердокаменную больничную подушку, а когда проснулась, никого рядом не было. Без лишних церемоний медсестра вытолкала меня из палаты и отправила домой, сообщив только то, что у меня был нервный срыв на любовной почве.

Помню, что я чувствовала себя дура-дурой: ну кто в своем уме мог так влюбиться в мерзкого Юрку, чтобы устроить драку с его бывшей? Кажется, меня полиция отвезла в больницу. Или соседи? Или сама добралась? Все, как в тумане.

С работы я уволилась, благо, Ключ всегда подыскивал мне новую работу и новое жилье без проблем. Все просто: загадываешь, куда хочешь попасть – например, в

компанию, где нужен работник с моими навыками и образованием, и Ключ переносит меня туда, никаких сложностей.

А через пару недель я столкнулась с Юркой. В кафешке он сидел с молодым человеком, весьма симпатичным блондинчиком, и как назло, заметил меня первым.

− Аська! − крикнул он, а я поморщилась. Когда меня так называют, хочется в ответ постучать по чему-нибудь и сказать: «О-оу!»

− Ты куда пропала? С работы ушла, не звонишь, не пишешь, − Юрка приветливо указал на свободное место рядом с собой.

− Открылась вакансия в другой конторе, − туманно пояснила я. − А сам как?

− Гораздо лучше, − заверил меня Юрка. − Я занимаюсь с психологом-консультантом.

Он указал на блондина.

Я вяло улыбнулась, а сама прокручивала в голове одну фразу: «Я была так влюблена в Юрку, что подралась с его бывшей». Сейчас, когда я снова увидела предмет былой страсти, это звучало особенно бредово. Да в стишке «Варкалось. Хливкие шорьки пырялись по наве» больше смысла! Все это похоже на какой-то ребус, загадку, шифр, к которому у меня нет ключа.

Ключ.

У меня есть Ключ.

− Я на секундочку, − прощебетала я и отошла. Идея на грани бреда, но вдруг? Я вставила Ключ в ухо и загадала найти ответ на эту тайну. А потом повернула.

Ох.

Ого.

Когда ко мне вернулось дыхание, я зло оскалилась. Значит, Сереженька, все мне объяснят в больнице, да? Я вернулась к столику, когда блондин – сегодня он не в серой форме, а в обычной рубашке − собирался уходить.

− Я вас провожу, − вызвалась я. − Сергей, вы объясните мне про психологов кое-что?

− Конечно, − кивнул он и вдруг осекся. Ага, дошло. Я подхватила его под локоть, вцепившись ему в предплечье, как клещ.

− У меня есть вопросы насчет памяти, − продолжала по-акульи улыбаться я. − Бывают, знаете ли, провалы. Тут помню – тут не помню, людей не узнаю.

− Ася, вы далеко живете? − спросил Серый на улице. Я подозрительно прищурилась.

− А что?

− Разговор будет долгий, и лучше бы без свидетелей, − заверил он меня. Пожав плечами, я отвела его к себе.

Дома мой знакомец долго мялся, ходил по комнате, спотыкаясь о котов, потом усадил меня на диван. Я приготовилась слушать. Но вместо подробных объяснений, Сергей скрутил из пальцев какую-то фигу и треснул меня ею по лбу. Я отключилась.

И снова я проснулась с провалом в памяти. Видела Юрку в кафе – это помню. А как до дома дошла – нет. Зато про новое чудесное свойство Ключа я не забыла. Ну-ка, ну-ка, что тут у нас?

− Ну, он нарвался, − прорычала я, вернув себе память. Ключик-ключик, а отведи-ка меня к нему домой!

Сергей, к счастью, был один. Он сидел в кресле с банкой пива и с мрачным видом смотрел на экран телевизора, вряд ли понимая, что там происходит.

− Слышь, ты кем себя возомнил? − заорала я с порога. Блондин разлил пиво себе на штаны, но затем собрался и весьма метко швырнул в меня полпустой банкой.

− Совсем сдурел? − потирая лоб, спросила я.

− Как ты тут оказалась? − одним прыжком Сергей очутился рядом со мной и тряхнул меня за плечи.

− Ты же у меня дома был, теперь моя очередь идти в гости, − ляпнула я первое, что пришло в голову.

− Немедленно говори, кто ты? − сквозь зубы прорычал мужчина. Ха, напугал. Что он мне сделает? Хотел бы прибить – не стал бы возиться со стиранием памяти, а пары тумаков я не боюсь, и не такое бывало.

− Сам говори! Что за фокусы со стиранием памяти? Что произошло с Юркой? Кто такие люди в серых рубашках со значками? − стала напирать я. − Давай меняться: инфу на инфу! Как ты стер мне память?

− Никак, это контракт, − сознался Сергей. − А как ты ее вернула?

Слово за слово мы поделились своими тайнами. Сергей рассказал про охотников, аддиктов, «Око», а я – про Ключ.

− Все равно ты все забудешь, − категорично заявил охотник. − Ты же не подписывала контракт.

− Как забуду, так и вспомню, − я повертела Ключом перед его носом.

− Откуда он у тебя?

− Мама дала. Когда мне было десять, мама дала мне запасной ключ от нашего дома, а спустя несколько лет я выяснила, что Ключ волшебный.

− Не боишься, что я его отниму?

− Пф, да на здоровье, − я протянула Ключ ему. Сергей внимательно его рассмотрел. Ключ был небольшим, с черной пластиковой головкой и желтоватой латунной бородкой. Старый потертый ключ от дешевого замка.

− Спрячь его от меня, − посоветовала я. Охотник удивленно взглянул на меня, но сунул Ключ в карман.

− Сим-салабим, ахалай-махалай, − я с таинственным видом поводила руками перед ошарашенным лицом Сергея и сжала руку в кулак. − А теперь надо дунуть, если не дунуть – фокус не получится!

Окончательно сбитый с толку мужчина осторожно подул на мою руку. Я разжала ладонь, но там ничего не было.

− Шутка! − расхохоталась я. − Видел бы ты свое лицо!

− Что за детский сад! Забирай его, − Сергей сунул руку в карман, пошарил там, потом в другом кармане, потом посмотрел на пол. − Только что был тут… Где он?

− Да вот же, − я достала Ключ из своего кармана. − Ни отдать, ни потерять, ни выкинуть я его не могу. И не хочу, если на то пошло.

− Все равно, такого не бывает. Чушь какая-то – волшебный ключ, мистика, − пробормотал Серый.

− Значит, охотиться на демонов – это нормально, в порядке вещей, а мой Ключик – уже перебор? − удивилась я.

− Не на демонов, а на аддиктов. Это болезнь, − не согласился охотник.

− Что-то я не видела, чтобы больной, например, герпесом, превращался в когтистую тварь, − парировала я.

− Вернемся к Ключу, − сменил тему Серый. − Расскажи всю историю.

Историю ему. О чем рассказать? О том, что я была слезливым ребенком, все время ревела по поводу и без, и перед отъездом в детский лагерь залила слезами всю подушку, так что маме пришлось выдумывать историю про чудесный ключ, который всегда приведет меня домой. О том, как я каждый вечер перед сном сжимала в ладошках ключ и считала дни до отправки домой, хоть и понравилось мне море, игры, посиделки у костра, но дома лучше. Дома бабушка со своим бесконечным вязанием и бесконечным запасом сказок, маленькая сестренка – такая смешная, как обезьянка! И мама с папой, конечно. Но при пожаре никто не выжил, все задохнулись в дыму, так и не проснувшись. Меня, конечно, в детдом отправили, сразу из лагеря, даже на пепелище не дали посмотреть. В детдоме меня быстро отучили сопли распускать.

Вечером того же дня, когда Вера Афанасьевна взбесилась, Сергей заявился ко мне еще раз, без звонка, почти в полночь.

− Ты сдурел? − сонно кутаясь в халат спросила я. − До утра не мог потерпеть?

− У меня из-за тебя такие проблемы! − Серый прошел на кухню, по-хозяйски порылся в шкафчике, нашел жестянку с кофе и поставил чайник греться. − После сегодняшнего вызвали из Москвы комиссию, будут меня пасти, как заблудшую овечку.

− Это с чего вдруг? − не поняла я.

− А ты в курсе, что это уже четвертый мори, которого я встречаю по твоей милости?

− С какого это – по моей милости? Я их, что, сама высиживаю, что ли? − ощетинилась я.

− Не знаю, может и высиживаешь. Нормальный человек за всю свою жизнь столько аддиктов не видел, а к тебе их так и тянет, то на работе, то в больнице…

− Тот тип в больнице вообще не при чем! Точнее, я не при чем, я на минутку зашла – подписать санкнижку.

− Вот-вот, ты зашла на минутку, а там вылупился мори. Ты устроилась на работу – и главбух окуклилась. А уж сколько простых аддиктов вокруг тебя вьется… Ты ничего мне сказать не хочешь?

− Да нечего говорить! − окончательно взъерепенилась я. − Ничего ни о каких аддиктах я знать не знала, пока с тобой не встретилась! Как я могу на это влиять?

− Не знаю, − Сергей бухнул в чашку пять ложек сахара, залил растворимый кофе кипятком и принялся прихлебывать. Меня аж передернуло. − Вот комиссия и разберется. Извини, но я врать не буду, если речь зайдет о тебе, то…

Его излияния прервала трель телефонного звонка.

− Да? − рявкнул он в трубку. − Еду, жди.

− Еще работа? В такое время? − сочувственно поинтересовалась я.

− Вызови мне такси, − вместо ответа приказал Сергей. − Я сегодня не на машине.

− Транжира, давай я тебя подброшу, − проворчала я. Наши таксисты по ночам дерут втридорога.

− У тебя же нет авто? − не понял охотник.

− Нет, конечно. Память у тебя, как у золотой рыбки! Ключ мне на что? Адрес говори!

Мы вышли из моей двери прямо в чужой подъезд, пахнущий краской. Сергей тут же потопал наверх, а я еще какое-то время топталась, но любопытство оказалось сильнее.

На четвертом этаже перед железной дверью уже стоял Серегин напарник, здоровый седой мужик.

− Опоздали! − он пнул дверь так, что она задребезжала. − Пространство запечаталось! А ты как тут так быстро оказался?

− Рядом был, − соврал Сергей. Я тихонько подошла к нему и спросила:

− Проблемы?

− Девушка. Превращается. Мы не можем открыть эту дверь, пока она не закончит.

− Реально, как у золотой рыбки, − проворчала я, доставая Ключ. Он вошел в замок двери, как в родной, легко провернулся, а потом…

Ключ хрупнул, и у меня в руках осталась только пластиковая головка.

Меня отпихнули в сторону, охотники ворвались в квартиру, но это меня уже не касалось.

Ключ. Мой Ключ.

Как это возможно? Ключ сломался! Он не может сломаться, он волшебный! Он мой! Это единственное, что мне осталось от моей семьи!

Впервые за много лет я расплакалась. Я сидела на холодном полу, прислонившись к стене, и самозабвенно рыдала от боли и тоски. Не знаю, сколько времени прошло, когда вышел седой охотник, вынося на руках девушку без сознания. Он покосился на меня, но

слишком торопился, чтобы заниматься мной. Следом прихромал Сергей. На его лице наливался кровью синяк, размером с тарелку, рубашка была разорвана, но охотник улыбался.

− Ты чего такая кислая? − Сергей протянул мне руку и помог встать.

− Ключ… сломался! − я показала обломок ключа, а затем уткнулась лицом в плечо мужчины и заревела в голос.

− Дурочка! Да что ключ, мы человека спасли! − он обнял меня и прижал к груди, гладя по волосам. − Если бы не ты, то все, опоздали бы.

− А еще, − продолжила всхлипывать я. − Я в тапочках, без денег, а до дома двадцать километров.

Сергей нервно расхохотался.

Так и закончилась история моего Ключа. Сергей честно рассказал все комиссии, они забрали обломки, долго беседовали со мной, но если что и выяснили, то мне не рассказали. Я боялась, что моя память без Ключа опять пойдет пятнами и исчезнут из нее все события, связанные с аддиктами, но этого не случилось. Сергей сказал, что, может быть, контракту надоело воевать с Ключом, и он оставил меня в покое. Толик-менеджер послушно все забыл, но почему-то стал особенно обходительно относиться ко мне.

А через пару месяцев Сергей снова заявился ко мне без приглашения.

− В каком году ты потеряла родителей?

− И тебе привет, дела нормально, пока новых аддиктов не появлялось, − ответила я.

− Я серьезно. Помнишь ту девушку, которую мы спасли?

− Ценой моего Ключа, − проворчала я. − Забудешь тут.

− Она сирота, была удочерена в 2003 году, когда вся ее семья погибла при пожаре, − доложил Серый.

− И что? − не поняла я.

− Вот ее фото, − он протянул мне снимок, распечатанное селфи, с которого весело улыбалась темноволосая молодая женщина.

Глаза у нее были мамины, а подбородок – ну точно папин. У меня такой же.

Обсудить

© 2019 Urban_mysterium. 

  • Vkontakte Social Иконка