Работа №2

Марионетки

Опустевшая обшарпанная однушка на окраине Москвы погрузилась в вечерние сумерки. В углу притулилась старенькая акустическая гитара. На журнальном столике одиноко ютился граненый стакан, наполненный мутной жидкостью, а перед ним, в старом, еще советских времен, кресле вальяжно развалился молодой парень, которому на сегодня явно хватит.

                    ***

– Вот отстой… – с отвращением в голосе пробормотал под нос Игорь. Едва переступив порог клуба «Пьяный страус», он умудрился познакомить свои белые кеды с содержимым чьего-то желудка.

– На удачу, братишка, не парься! – вошедший вслед за ним Коля хлопнул Игоря по плечу.

Назвать этот клуб приличным даже по меркам рок-тусовки язык не поворачивался. Спустившись по лестнице, друзья оказались в старом полуподвальном помещении. В ноздри ударила смесь дешевого табака, алкоголя и мочи. За ветхими столиками уже ночевали несколько упитых в хлам панков. Остатки «выживших» – порядка десяти человек – слемились у сцены под ритмы панк-рока. Команда на сцене куражилась вовсю, развлекая своих слушателей.

– Пусть здесь и полное дно, но чего вы еще ожидали, провинциалы? – усмехнулся Коля. – Сразу на одну сцену с лучшими?

– Ну, это ты загнул! А кто это такие?

– Гвозди сегодняшнего сейшна! «Сайнс». В простонародье – ботаники. Мы пришли как раз вовремя, я записал нас выступать следом за ними.

– Ты рехнулся? – ранее молча наблюдающая за сценой Галя окинула Колю недоуменным взглядом. – И как ты будешь играть, скажи мне?

– Легко и просто. Инструменты они предоставляют, мы просто выйдем и покажем наш стиль! С чего-то ведь надо начинать? – Николай приобнял друзей за плечи. – Здесь нас могут заметить, но только если мы всё сделаем красиво. Вы готовы? Нам нужен бустер, а владельцы клуба могут помочь, если словят нашу изюминку!

– Слыш, кексик! Мы всегда готовы вжарить рока в любой дыре. Даже… В такой. – Игорь покосился на свои перепачканные кеды.

– Тогда не медлим! Панки уже заканчивают. – Коля указал пальцем на сцену.

Четверо парней в кожанках и с зелеными ирокезами сложили оборудование и уходили со сцены. Друзья отправились к ним навстречу. На фоне «пестрой» копании панков они выглядели тускло. Коля и Игорь - братья-близнецы, похожие как две капли воды. Отличить их можно было лишь по прическе. У Игоря темные волосы с челкой на глаза – все как у современных рок-музыкантов. У Коли – пепельно-серые, почти седые.

– Отличный сет, парни! – Коля протянул руку вокалисту панков. – Тяжело будет выступать после вас, но мы попытаемся.

– Ба, кто тут у нас? По говору слышу, понаехавшие, – вокалист проигнорировал протянутую руку Николая. – Москва всегда неудачников притягивает своими огнями. Ну, давай, попробуй, сбацай нам чего! Только парней не усыпи, деревня.

С этими словами панк смачно сплюнул прямо возле кед Коли, после чего, задрав нос, прошел мимо вместе со своей группой.

– Коренные жители, мать вашу… – Галю переполняла злоба. – У самого мать, поди, родом из Белебея.

– Оставь, покажем делом, что мы ничуть не хуже! – Игорь приобнял Галю за плечо и развернул. – Не забыла еще, как с барабанами управляться?

– Спрашиваешь! Ну, давай сыграем, коль не шутите.

Друзья выбрались на сцену. Коля взял электрогитару, подключил к динамикам, провел по струнам. Звук, мягко скажем, отстойный, но…

В родной провинции было в разы хуже.

Игорь взялся за бас, Галя села за барабаны.

– Раз, два, раз, – проговорил в микрофон Коля. Адский свист от фонящей аппаратуры разнесся по всему помещению.

– Бедаа… – проворчал он себе под нос. – Простите, рокеры и рокерши! К аппаратуре еще нужно привыкать. Вы готовы к шуму?

– Дааа! – пьяными голосами проорали оставшиеся в живых слушатели.

– Тогда начнем! Бас, барабаны, готовы? И-и раз, раз, раз-два-три, хэй!

Трио заиграло. Зазвучал безумно популярный в эти года альтернативный рок. Тяжелые рифы, приятный вокал Коли и разрывающий перепонки экстрим Игоря – этакая Stigmata, они смогли расшевелить этот зал даже после гвоздей программы. Галя за барабанной установкой отрывалась по полной, толпа вновь безудержно слемилась.

Среди всей этой суматохи никто и не заметил, как один из «зеленых ирокезов» вылил бокал пива на блок, к которому были подсоединены инструменты.

В зале погас свет, запахло дымом. Электрогитара перестала передавать звук. Проходящий мимо Коли панк невзначай толкнул его плечом и произнес:

– Держитесь в сторонке, понаехавшие.

К друзьям подбежал местный вышибала.

– Ну что, доигрались, голубчики? Хана аппаратуре… Пойдем, перед боссом ответите.

– Вот тебе и выступили… – Игорь угрюмо склонил голову.

– Нашей вины здесь нет! – Коля сорвался на крик.

– Босс все решит. – Холодно отозвался вышибала. – Заходи, кому говорят!

Закрыв за друзьями дверь, он остался снаружи. Коля, Игорь и Галя оказались в прилежно убранном помещении. На стенах висели плакаты с Виктором Цоем, Куртом Кобейном и Фредди Меркьюри. За стоящим посреди зала письменным столом сидел грузный лысый дядя. Простенькая черная футболка, тяжелая золотая цепочка – сразу видно выходца из девяностых.

– Ну что, сохатики, доигрались? – ухмыльнулся он, выпустив облако сигаретного дыма. – Можете звать меня Палыч. Наше общение затянется, будьте уверены.

Палыч затушил сигарету в стеклянной пепельнице, поднял глаза и вдумчиво сверлил друзей взглядом.

– Понаехавшие, значит? Москва приманила, легких денег захотелось. Вот и влетели, считай.

– Послушайте, мы ничего не…

– Вы всего да! – стукнув кулаком по столу, заорал Палыч. – Испортили мне аппаратуру, и думаете, что спокойно уйдете? Считайте, что вы трое теперь в рабстве. Сто бумажных, где будете искать – мне не интересно, хоть инкассаторов грабьте. Срок вам в месяц, советую приступать прямо сейчас. И не вздумайте слинять! У меня, в отличие от вас, провинциалов, на каждом углу в Москве связи. Чихнете в Замоскворечье – я услышу. Олежа, проводи молодежь!

Вышибала раскрыл дверь. Опустив головы, все трое шагали вслед за ним к выходу из клуба.

А стоило ли оно того?

Снаружи шел ливень. Олег выставил троицу за дверь.

– Вы все поняли? Кажется, нет… Это вам послание от Палыча. Напоследок, так сказать… Чтобы помнили.

Вышибала, что есть силы, приложился кулаком в грудь Игорю. Парня согнуло пополам, он опустился на колени.

– Ты что себе позволяешь, урод?! – Галя опустилась перед другом, испепеляя Олега взглядом.

– Это не я позволяю, а Палыч. – ухмыльнулся вышибала. – Скажите спасибо, легко отделались.

С этими словами Олежа захлопнул дверь клуба. Коля смотрел на друзей потерянным взглядом.

– Ну и что ты смотришь?! – в сердцах воскликнула Галя. – К чему ты нас привел?! Как нам теперь выкарабкаться?

– Слишком много надежд… – восстановив дыхание, произнес Игорь. – Теперь карабкайся, как хочешь. Я… Умываю руки. Галь, ты со мной?

Галина с грустью посмотрела на Колю.

– Мы пошли за тобой, а наша жизнь превратилась в ад. Неужели, ты и правда думал, что все так просто? А ведь я даже поверила тогда тебе… Твоим словам.

                  ***

Николай глотнул привезенного с собой из деревни самогона. Галя и Игорь после стычки в клубе высказали ему все, что о нем думают и ушли. Теперь однушка на окраине Москвы, которую они снимали на троих, опустела и была полностью в его распоряжении.

Что делать дальше? Пути назад нет, об этом даже думать нельзя.

Раздумья Коли прерывало монотонное тиканье настенных часов. Приближался третий час ночи, и ответ на свой вопрос парень видел лишь в одном предмете – старенькой гитаре.

Уличные музыканты перебиваются грошами, но есть ли иной выход?

Осушив оставшееся пойло из стакана, Коля провалился в сон.

Пробирающий до мозга костей мороз. Сильный порывистый ветер швыряет в лицо миниатюрные льдинки. Они разрезают кожу, оставляя множество микроскопических порезов. Сквозь пургу не видно ни зги, невозможно даже повернуть голову – боль невыносимая. Где я? Мысли путаются, мутнеет в глазах. Словно насытившись мучениями попавшего в ледяной плен человека, ветер затихает. Вокруг – лишь кромешная тьма.

Коля проснулся в холодном поту. На часах шесть утра. Голова люто раскалывалась от паленого самогона. Шатаясь, он добрел до навесного шкафа, в котором хранил лекарства. Сейчас хотя бы аспирина выпить.

– Слава Кобейну, еще остался.

Набрав из-под крана в стакан воды, Коля проглотил таблетку. Отвратная вода сейчас была спасительным эликсиром.

– Нельзя больше отлеживаться, иначе все места займут.

Схватив гитару, накинув на себя кожанку, Коля вышел из квартиры. Пора на Арбат, нужно разбираться с последствиями вчерашнего вечера.

Из его района до самой известной улицы Москвы идти пешком нужно около часа. Свежий воздух оживляюще подействовал, голова начала соображать.

Как так получилось? Я угробил свою жизнь, подставил друзей. Во всем виноваты амбиции? Возможно… Хотя чего я ожидал? Что Москва примет нас с распростертыми объятиями? Мы, провинциалы, овцы для местных волков. Лохи, с которых можно содрать бабла, без связей и работы. А теперь… Галя и Игорь – где они? Покинули город? Ищут, где бы заработать на свою треть долга? Кажется, этого я уже не узнаю…

Погруженный в мысли, Коля не заметил, как очутился возле входа на Арбат. Восьмой час утра – жизнь в Москве кипела, люди бежали по своим делам. Художники, музыканты, мимы – они заняли свои козырные места. Для них это – обычный рабочий день.

Да и для меня теперь тоже…

Коле необходимо было найти пространство, свободное от «брони», чтобы никто не вышвырнул его. Сделать это оказалось затруднительно – слишком много желающих заработать на своем таланте, пусть в большинстве случаев он напрочь отсутствовал. Еще немного побродив, парень все же отыскал скамейку, на которой можно было приспособиться. Ближайшие музыканты обосновались далеко, да и вокруг конкуренции от прочих талантов не замечалось.

Странно это все…

– А разве у меня есть выбор?

Коля присел на лавочку, провел пальцами по струнам, зажав простейший аккорд. Am звучал до жути фальшиво, гитара оказалась расстроена. Неудивительно, столько времени к ней не прикасались.

Николай на слух принялся настраивать инструмент. Главным сейчас было не переборщить – порванные струны заменить будет нечем.

Ритм-гитара-неинтересно. Местную публику надо брать лирикой. Вспомнив, как играется перебор-восьмерка, Коля запел:

Сигарета мелькает во тьме,

Ветер пепел в лицо швырнул мне

И обугленный фильтр на пальцах мне оставил ожог...

Юра был кумиром нескольких поколений. Проходящие мимо компании людей невольно останавливались, начинали подпевать. Вечная музыка… Эти тексты будут жить в сердцах даже во времена колонизации космоса.

Количество народа вокруг Коли росло в геометрической прогрессии, в шапку летели не только монеты, но и бумажные купюры. Он закончил играть, люди захлопали в ладоши. Окрыленный успехом, Коля решил сменить исполнителя.

Этот поезд в огне, и нам некуда больше бежать...

Словно заколдованные, люди подпевали известным мотивам.

Неужели у меня так хорошо получается?

Толпа потихоньку разбредалась – все спешили по своим неотложным делам. Лишь одна девушка смотрела на Колю с неподдельным интересом. Длинный легкий черный плащ, ботинки с высокой подошвой, короткие русые волосы. В руках она держала небольшой рюкзак, который украшали множество значков. Nirvana, Deep Purple, Blink182 – лишь часть того, что успел заметить парень.

– Спасибо! – незнакомка одарила парня чарующей улыбкой. Подойдя ближе, она положила в шапку свернутую тысячную купюру, затем неспешно удалилась. Коля невольно смотрел вслед ускользающему силуэту.

Пора собираться, до вечера тут больше нечего делать.

Всю дорогу парню мерещилась в силуэтах прохожих та таинственная незнакомка. Вроде бы типичный представитель субкультур нашего времени, но было в ней что-то такое... Завораживающее. Каково же было его удивление, когда вечером в квартире, сидя все в том же кресле и разбирая содержимое шапки, он в свернутой купюре обнаружил записку: «Талантище!». Затем номер телефона и приписка – Карина.

Сердце невольно забилось чаще. Угнетающее одиночество давило на него с удвоенной силой. Быть может, останься его брат и Галя рядом, они бы вместе посмеялись над запиской и разорвали ее, но... Резким глотком осушив остатки самогона, Коля схватил телефон и судорожно набрал номер.

Длинные гудки... Мучительное ожидание ответа. Коля хотел уже сбросить вызов, как вдруг...

– Алло? – раздался уже знакомый чарующий голос на другом конце.

                   ***

Коля стоял перед входом в парк Горького и заметно нервничал. Они проболтали по телефону без умолку два часа. Парень пытался привести в порядок опухшее от самогона и недосыпа лицо – попытки оказались тщетны. Карина, как подобает девушке, «слегка» опаздывала, оставив Колю наедине с грустными мыслями.

Дурное у меня предчувствие... Не придет, как пить дать! А вдруг это проделки того авторитета? Сейчас вместо Карины встретят меня пару качков, познакомят с асфальтом...

– Привет! – кто-то беззаботно хлопнул его по плечу. – Хватит в облаках витать!

– П-привет... – от неожиданности и волнения Коля запнулся. – Да я тут...

– Расслабься! Мы идем, или ты так и будешь глазеть? – Карина уперла руки в бока, глядя на парня с легкой улыбкой.

– А, да... Пошли, конечно!

Всю прогулку они беззаботно болтали. Карина оказалась девушкой, живущей на волне рока. Она рассказывала о крутых группах, концертах, на которых уже успела побывать и на которых только мечтала. Коле было приятно беседовать с ней, все заботы забывались, уходили на второй план.

– И тут, представляешь, он ныряет со сцены в толпу поклонников! Был бы эпичный момент, если бы толпа расступилась, только представь себе.

– О да, лепешка на танцполе!

Оба беззаботно рассмеялись.

Почему мне с ней так легко? Словно знаю ее вечность.

– А можешь спеть для меня? – Карина одарила парня обезоруживающей улыбкой.

– Но… Я же не взял гитару!

– А ты просто пой! Что, стесняешься? Ты это брось, я начну.

Послушай, остановись, пока не поздно,

Я падаю вниз за тобой...

Голос Карины был удивительно приятен, пробирал до мурашек. Невольно Коля подхватил. Раскрепостившись, они просто горланили, вызывая недоуменные взгляды проходящих мимо людей.

– А знаешь что? Ты действительно талантлив. Не хочешь вырваться в массы?

Молодые люди стояли в обнимку, глядя друг другу в глаза.

С тобой я готов горы свернуть!

– А что ты предлагаешь? Я здесь никто, обычный понаехавший провинциал, кто станет меня слушать? Да и группы у меня теперь нет...

– За это не переживай! – Карина взяла парня за руку и потянула за собой. – Есть у меня одна идея...

                   ***

– Вот мы и пришли. – Карина указала на дверь. – Здесь нас ждет человек, который дал пинка под ленивые задницы многим молодым рок группам. Большинство из них сейчас лидеры российской сцены. Из туров не вылезают.

– Но… Как мне выступать? Моя группа развалилась, я ведь говорил...

– У меня есть на примете толковый басист и барабанщик. Сама я люблю скрипку. Не против немного разбавить привычный вам стиль музыки? Сделаем так, что у всех челюсти поотпадают!

Коля, как истинный джентльмен, открыл дверь перед Кариной.

– Дамы вперед!

– О, как это мило! – Карина сделала реверанс, рассмеялась и зашла внутрь. Коля последовал за ней.

«В каморке, что за актовым залом» – такие строки пришли в голову Николаю. Они оказались в дряхлом помещении. Старые деревянные полы, отклеивающиеся обои. Комната напоминала однушку Колиной бабушки. У дальней стены находилась барабанная установка, за которой репетировал неизвестный парень. Рядом с ним в такт ударам играл на басу еще один музыкант.

Карина чувствовала себя в своей тарелке.

– Парни, привет!

Она побежала к барабанщику, обняла и одарила легким поцелуем. Парень потупил взгляд, зарделся. Басист было потянулся за своей порцией ласки, но Карина решительным жестом остановила его. Она не использовала слов, однако парень все понял и вновь взялся за бас-гитару.

– А я нашла нам шикарного вокалиста! Гоша, Саша – это Коля, и теперь он будет выступать с нами!

Гоша – тот, что за барабанами – с сомнением покосился на гостя.

– Что ж, посмотрим на что ты способен. Карина фигни не посоветует. Гитара твоя, давай для начала «Пачку сигарет».

Песня зазвучала на удивление слаженно, словно коллектив выступает вместе не первый год. В этот момент дверь в зал открылась, на пороге стоял худощавый мужчина лет сорока в черных брюках и белой рубашке. Волосы собраны в конский хвост – эдакий старый рокер. Дослушав песню до конца, он сухо кивнул, одобряя услышанное, затем повернулся к девушке.

– Карина, солнце мое! Решила наконец-то порадовать старика, нашла голос для нашей группы?

– Иван Андреевич, добрый день! Знакомьтесь – Николай. Коля, это тот, кто даст нам путевку на большую сцену. Не оплашай перед ним!

Карина подмигнула парню, и все напряжение словно испарилось.

Как она это проворачивает?

– Что ж, все по местам. Коля, это твоя гитара? – обратился к новенькому Иван Андреевич. – Вон ту возьми, всяко лучше будет. Бери, только настроить не забудь. Я хочу, чтобы все было красиво!

– Можете быть уверены! – почти прокричала Карина.

– Кстати, девочка моя, у меня для тебя сюрприз. – Иван подошел к шкафу, открыл его, вытащил футляр и отдал девушке. Внутри оказалась новенькая скрипка.

– Она чудесна! Не знаю, как вас отблагодарить!

– Лучшая благодарность для меня – это ваш будущий успех! – Иван Андреевич потер руки. – Ну, удивите. Сыграйте, только прошу – можно без скрима? Мои старые уши этого не вынесут!

– Коль, споешь куклу колдуна? Я хочу опробовать новую игрушку! – Карина аккуратно провела смычком по струнам.

– Спрашиваешь еще! Обожаю КиШа. – Коля тем временем заканчивал настройку гитары. – Один момент, я почти готов. Парни, а вы?

– Всегда готовы вжарить рока! – хором откликнулись басист и барабанщик.

– Отлично, я тоже готов. Карин, вступай!

– Как прикажете, господин. – Карина одарила Колю легкой улыбкой. Смычок заскакал по струнам. Играла девушка превосходно, музыканты подхватили, Коля запел. Иван Андреевич некоторое время прислушивался, а затем начал подпевать. Кажется, это успех.

Ведь ты попала к настоящему колдуну,

Он погубил таких, как ты, не одну…

– Потрясно! Вам даже сыгрываться не пришлось, словно каждым из вас кто-то управляет. Этакий кукловод дергает за нитки, и делает это первоклассно! Я готов вывести вас на серьезную сцену. Через два месяца будет крупный концерт, для меня там держат место. У вас есть время на авторский материал и репетиции, у вас будет сет ровно на тридцать минут. Подготовьте взрыв!

– Мы все устроим, Иван Андреевич. Хоть каждый вечер будем у вас репетировать! Правда, мальчики?

– Естественно! – хором крикнули все трое.

Большая сцена так близко. Оплошности недопустимы. Друзья, долги… Выступив, можно сорвать нехилый куш. Интересно, как там они, придумали как выкрутиться?

– Что стоим? Марш по домам, на сегодня достаточно! К завтрашнему дню подготовьте наброски, будем изучать и украшать лучшие.

                   ***

– Что ж, день икс настал, рокеры! Скоро наш выход.

Карина заметно нервничала. Два месяца прошли в режиме нон-стоп. Каждый вечер группа собиралась у Ивана Андреевича, обсуждала написанные тексты, сочиняла музыку, спорила и ругалась, находила компромиссы. В конечном итоге они написали достаточно материала для выступления на тридцать минут.

– Я все еще не верю, что мы будем играть на этой сцене. Да здесь же хедлайнерами выступают Amatori! Нас даже слушать не станут. – Коля сильно нервничал, руки тряслись.

– Еще как станут! Наше время до их выхода. Лучше не бывает. Все как раз накидаются в баре и поползут на танцпол. Не дрейфить!

– Колян, ты это… На, глотни, что ли. Нервы там успокой. А то струны порвешь, так руки трясутся.

Гоша протянул Николаю фляжку.

– А почему бы и да?

Он пригубил, не раздумывая. Обжигающая жидкость оказалась на редкость крепкой. Настолько, что Коля, привыкший к деревенскому самогону, закашлялся.

– Это что такое было?!

– Секрет фирмы! – подмигнул Гоша. – Сейчас тебя расслабит.

И правда, Николай пришел в себя. Нервозность отступила, руки перестали дрожать.

– Гош, ты умничка! – Карина обняла парня, после чего позвала остальную команду. Саша и Коля подошли и тут же очутились в объятиях. – Парни, лучшей команды я не встречала! Давайте покажем этим мейнстримщикам наш старый добрый рок!

– Да! Сделаем это! – поочередно кричали парни. Выступающие перед ними музыканты как раз покидали сцену, в спину звучали редкие хлопки.

– Пора… Наш выход. – Карина поправила прическу, жестом поманила группу за собой.

Помещение клуба было значительно просторнее и чище того, куда Коля со своими друзьями впервые наведались. Еще бы, совсем иной уровень, даже ожидающие очередных музыкантов инструменты были не из дешевых. Только Карина вышла на сцену со своей новой скрипкой. Музыканты принялись проверять звук. У сцены топталось человек двадцать, от барной стойки постепенно прибывали новые.

– Карина, серьезно?

Смутно знакомый голос заставил Колю посмотреть в угол танцпола. Там, потягивая пенное, расположилась компания уже знакомых ему панков.

– Закрой рот, тухлятиной воняет! – презрительно произнесла девушка. На лице застыла презрительная гримаса, глаза сверкнули злобой.

– Какие мы строгие! Следую вашим указаниям, миледи. – один из зеленых ирокезов отвесил низкий поклон. – Надо подготовится, чтобы как следует поржать, да, парни?

– Хорошо смеется тот… – пробурчала Карина так, чтобы слышал только Коля. – Готов поставить этих уродов на место?

– Конечно! – глоток огненного напитка придал парню уверенности, застенчивость перед публикой как рукой сняло. Он обязан был поставить на место этих «зеленых».

Но откуда она их знает?

– Начинай вещать, хватит стоять столбом! – Карина зло топнула.

– Всем богатого на рок вечера! Гвоздь программы уже близок, а вы все сидите и заправляете баки топливом? Пора его поджечь и дать жару! Все, кто у бара и за столиками – живо на мошпит!

– Они придут швырнуть в тебя помидором! Понаехавший… – один из панков смачно сплюнул. – Не учатся на ошибках. Что ж, сами виноваты.

Коля хотел ответить, но Карина схватила за руку, сжала до боли.

– Спой и сыграй так, чтоб их пасти захлопнулись!

– А и сыграю! – Коля был уверен в себе после глотка «храбрости». – Сейчас разогреемся!

Группа заиграла «Куклу колдуна». Было хорошим решением начать сет с известного, заинтересовать публику, а затем – выдать авторское творчество.

Слушатели подтягивались к танцполу, что не удивительно – давно уже среди молодых талантов не слышно было старого доброго рока, на волне популярности сейчас иные жанры. Во время выступления Коля осматривал зал и пытался понять, что же притягивало людей к сцене – их мастерство или известная песня?

Ответ нашелся сам собой. Едва зазвучали авторские заготовки, как запал слушателей иссяк. Большинство вернулись к своим местам и недопитому пиву. Коля с трудом допел до конца последнюю песню. Руки опускались.

Какая к черту популярность… Мы никто. Зато эти… Стоят, ухмыляются…

– Ну что закис? Сейчас все будет! Не забывай про наш козырь. – Карина игриво подмигнула Коле. – Ну что, парни, сыграем напоследок? Они нас запомнят… Навсегда!

– Зря мы, что ли, на сцену вышли? Давай, Колян! Не зевай!

Как у нее это получается?

– А черт, была не была! – Коля вернулся к микрофону. – Последнюю песню не буду называть. Вы все ее узнаете, как в той самой программе – с трех нот!

Группа заиграла известный мотив. Это был вновь «Король и Шут», только в этот раз выбрана более современная баллада.

Мой мир огромен, а я так скромен.

Вся жизнь спектакль, я в ней – актер...

Карина еще на репетициях подобрала скрипичную партию, очень удачно подходящую под мрачный стиль песен «Короля и Шута». Вновь пьянчуги потянулись слемится.

Ярко-алые нити, пронзающие черно-белое пространство клуба, обволакивали гостей словно паутина. Что за бред… Куда ведут эти пульсирующие жилы?

Быть не может…

Карина продолжала самозабвенно играть на скрипке, нити от которой тянулись к каждому в этом зале. Коля с ужасом понял, что и сам оказался марионеткой.

Почему только я их вижу? Что за чертовщина тут творится?

Угрозы, насмешки – короны примеряют пешки.

На лицах отметки, что все они марионетки...

Карина злобно расхохоталась. Видение не пропадало, Коля отчетливо видел эти пульсирующие алые нити, одна из которых присосалась прямо к его груди.

– Что ты затеяла?! – в сердцах воскликнул Николай, отпустив гитару.

– Ты видишь? – с удивлением спросила Карина. Голос ее поменялся, резал, словно холодная сталь. – Так даже интереснее.

Карина словно подпитывалась энергетикой находящихся в помещении людей. Остальные члены группы рухнули на сцене, толпа на танцполе последовала их примеру. На ногах остались только Карина, Коля и... Те самые панки?

Неужто ты не желал мести? Из-за них ты и твои друзья погрязли в долгах.

– Это чистой воды безумие… Разбудите меня, это все сон.

Всепоглощающая темнота. Воздух, режущий горло словно ледяные иглы. Кошмар наяву?

– О, ты прав! – Карина зловеще расхохоталась. – Ты думаешь, ты главный пострадавший? Глупышка…

Коля оказался посреди помещения, напоминающего школьный репетиционный зал. В углу, спрятав лицо в ладонях, зажалась совсем юная девочка. Трое парней постарше возвышались над ней с надменными улыбками. Портфель лежал в сторонке. Один из парней одним рывком поставил девушку на ноги. Слезы лились неудержимым потоком. Все с той же нахальной усмешкой панк – а это был тот самый, глава группы – разорвал рубашку, оставив девушку в одном белье. Все трое рассмеялись.

– Все еще считаешь себя жертвой?! Что они тогда со мной сотворили… Все эти годы я жила лишь одной целью – отомстить. И теперь я готова!

Карина перестала быть собой. Ее тело преображалось. Руки удлинились, вместо пальцев – длинные черные когти, которые разрезали новенькую скрипку пополам, словно нож - масло. На месте милой улыбки – ряд острых клыков. В черных, как смоль, глазах застыла непомерная злоба. Перед  Николаем воплощался настоящий кошмар, место которому - лишь в фильмах ужасов.

– Уничтожуууу!

С молниеносной скоростью нечто, совсем недавно бывшее Кариной, оказалось возле компании панков. В глазах парней застыл ужас.

– Вы ответите… За все!!

Одно неразличимое движение – и все они повалились навзничь с перерезанными глотками. Оцепеневший Коля мог только наблюдать. Карина повернулась. Длинный язык ловким движением слизал с почерневшего лица еще теплую кровь.

– Мы отомщены! Ты доволен?

Упреки родителей, упреки друзей… Переезд в Москву в поисках славы. Панки, устроившие дебош на их первом концерте. Оставившие в одиночестве Галя и Игорь. Карина… Это последняя капля.

– Ты… Использовала… Меня!

– А что ты хотел, глупышка? Думал, у тебя правда талант? Ты обычный провинциальный бездарь! И все твои заслуги – моя работа.

Коля опустил руки. Глаза наполнились тьмой, кожа почернела, отрасли когти. Та сила, которую старательно собирала вокруг себя Карина, сейчас была его. Он перехватывал потоки, чувствовал, как внутри растет собственная мощь. Как и откуда она взялась? Не важно... Сейчас она вырывалась на волю. Одним резким взмахом он порвал алую нить, ведущую от сердца к Карине.

– Как… ты… посмела?!

Мгновение – и когтистая рука парня распорола бы глотку Карины, но девушка ловким движением парировала выпад. Отпрыгнув назад, девушка замерла, словно готовая к прыжку пантера.

– Тебе ведь понравилось быть марионеткой?

Дико взревев, она бросилась на Николая, но тот с легкостью уклонился. Карина со всего размаха врезалась в барабанную установку, превратив ее в груду обломков, да так и осталась лежать. Иссушенные тела больше не делились энергией, питаться нечем.

Коля медленно подошел к той, которую считал своей новой путеводной звездой. Привычный мир – рухнул. Иссиня-черные глаза уставились на девушку.

– Никто больше не посмеет использовать меня!

Молниеносный взмах. Когти распороли нежную кожу на горле Карины, темная кровь окатила Николая, но тот стоял, сохраняя ледяное спокойствие.

– Браво, парень! Ты смотри, можно сказать – уноси готовенького!

– Лучше и не выразиться, брат.

Из-за кулис появились двое мужчин. Коля напрягся, готовясь к прыжку.

А это еще кто такие? Черт, сил нет… Меня даже на последний рывок не хватит.

– Оставь попытки, побереги силы. Они тебе еще понадобятся. – с ухмылкой проговорил первый голос. – Ну и погром вы тут с подружкой учинили. Клинерам придется поднапрячься. Как думаешь, как скоро они прознают?

– Минут через тридцать будут здесь. – ответил второй мужчина. – Уж слишком сильны эмоциональные всплески. Парень, ты даже понятия не имеешь, насколько ты ценный экспонат. Промедлишь, и сюда явятся Валер с Киреевым.

– Опять эти двое на дежурстве? Можно не торопиться, эти Чип и Дейл всегда поздно приходят на помощь.

Оба гостя расхохотались.

– Пойдем с нами, парень. В конце концов, теперь ты один из нас. Вместе мы горы свернем! Что скажешь?

Достаточно лжи… Достаточно обмана… Больше нет веры…

– А мы тебя верить и не заставляем. Придешь, осмотришься. Не понравится – уйдешь, вот только Око тебя в таком случае мгновенно поймает. Поверь, церемониться они не станут.

Коля застыл, не решаясь на крайний шаг.

– Хватит языком чесать, пошли уже! В таком виде тебя даже студент раскусит. Придется многому научить, но потенциал в тебе огромный. В общем, добро пожаловать в наши ряды!

© 2019 Urban_mysterium. 

  • Vkontakte Social Иконка